Каталог статей

Главная » Статьи » Казачество

Булавинский бунт. 1708 г. [Материалы]
Булавинский бунт.
1708 г.
Донской казак Кондратий Афанасьев Булавин1) в 1707 г. убил полковника князя Юрия Владимировича Долгорукаго, посланнаго с командою на Дон для отыскания и высылки в прежния жилища беглых русских людей. Опасаясь последствий, Булавин бежал с Дона в Запорожье, откуда возвратился на Дон в 1708 г., принял начальство над казаками, которых успел взбунтовать прелестными письмами; взял Новочеркасск, казнил атамана Лукьяна Максимова и пятерых старшин; был выбран в атаманы, намеревался взять Азов и соединиться с кубанскими казаками и крымским ханом. Деятельными распоряжениями Петра I бунт, затеянный Булавиным, был прекращен в том же году. Булавин, сознавая невозможность бороться с государством и не желая быть выданным казаками, не сочувствовавшими возстанию, застрелился из пистолета 7-го июля 1708 г.

I.
Воззвания атамана войска донскаго Кондратия Булавина.

1. К кубанским казакам 2).
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Аминь. От донских атаманов молодцов, от Кондратья Афонасьевича Булавина и от всего великаго войска, рабом Божиим и искателем имени Господни, кубанским казакам атаману Савелью Пахомовичу, или кто протчии атаманы обретаетца и всем атаманам - молодцам челобитье и поздравление. Милости у вас, атаманов молодцов, слезно просим и Бога молим и ведомо вам чиним, что послали мы войском на Кубань, в Ачюев, к Хосяну паше и к Сартлану мурзе свои войсковыя письма об мировом между вами и нами и крестном состоянии, как жили и наперед сего старые казаки.
Да ведомож вам, атаманам молодцам, мы войском донским чиним (суд) на своих прежде бывших старшин, на Лукьяна Максимова, на Ефрема Петрова с товарыщи. В прошлом 1707 г. они, Лукьян и товарыщи, списывались с бояры 1), что у нас на реке русских пришлых людей всех без остатку выслать, кто откуды пришел с перваго азовскаго походу; и по тем их, прежде бывших старшин, с бояры писму и совету прислали они, бояря, от себя к нам на реку полковника князя Юрья Долгорукова со многими начальными людми, для того, чтоб им, старшинам, с боярами всю реку разорить; и стали было бороды и усы брить, так и веру хританскую переменить и пустынников, которые живут в пустынях, ради имени Господня, и хотели было христианскую веру ввесть в еллинскую веру; и как они, князь с старшинами, для розыску и высылки русских людей, поехали по Дону и по всем pекам послали от себя начальных людей, а сам он, князь с нашими старшинами, с Ефремом Петровым с товарыщи, многолюдством поехали по северному Донцу по городкам, и они, князь с старшинами, будучи в городках, многия станицы огнем выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцов по деревьям вешали, также женска полу и девичья брали к ceбе для блуднаго помьшления на постели, и часовни все со святынею выжгли; и в прошлом же, 1707 г., как будучи князь с старшинами у розыску и высылки русских людей на речке Айдаре, в Шульгинском городке и с Донца Трехъизбянской станицы нынешний наш войсковой атаман Кондратей Афонасьевич Булавин, пересоветовав с донецкими многими казаками и собрався ево, князя, и при нем с будущими начальными людми и с нашими старшинами в Шульгинском городке 1), до смерти побили, потому что он, князь и старшины, чинили нам многое разорение и нестерпимые налоги; и на-после они, Лукьян с товарищи, собрався за убойство князя вскоре воинским поведением, на речке же Айдаре, нынешняго нашего войсковаго атамана Кондратья Афонасьевича с теми казаками, с которыми он, князь, убит на речке же Айдаре, разбил и многих вешали за ноги по деревьям и казнили смертью; а он, Кондратей Булавин, в то число от них, старшин, ушел с немногими людми и зимовал в Сече в запорожских казаков. И в нынешнем 1708 году они ж, наши прежде бывшие старшины, Лукьян Максимов, да Ефрем с товарыщи, пересоветовав с бояры, по тому же северному Донцу ездя, тако-ж собранием, по городкам всякое разорение, против вышеписаннаго, чинили и в нынешнем же 1708 году, апреля в „ " день, ныненшний наш войсковой атаман, Кондратей Афонасьевич Булавин из Запорочь пришел на реку Хопер в Пристанную станицу и пересоветовав той станицы с казаками, послал от себя по всем рекам, по Дону и по Донцу, и по Хопру, и по Бузулуку, и по Медведице, и по всем заполным речкам писма, чтоб (шли) со всех рек и со всякой станицы старые лутчие казаки к нему в Пристанную станицу на совет.
И со всех рек казаки к нему съезжались и между собою всеми реками пересоветывали и собравшись со всех рек казаки и пошли с ним, Кондратьем Афонасьевичем, и всем походным войском к Черкасскому.
И он, Лукьян Максимов да Ефрем Петров, с единомышленниками своими с казаками и с калмыки прослыша о том, что идут всеми реками под Черкасской, из Черкасскаго пошел воинским поведением с пушки и с народом и встретили ево, Кондратья Афонасьевича, с походным войском в степи, на крымской стороны, против Перекопной на Дону станицы, в Лискиных вершинах 2), хотели ево, Кондратья Афонасьевича, с походным войском разбить и он, Лукьян, с единомышленники своими своего злаго умышления не получили и, Божиею помощию, в степи ево, Лукьяна, с единомышленники, с калмыки и с татары, разбили и пушки и казну, восемь тысяч денег, отбили и между себя подуванили; а он, Лукьян и Ефрем с товарыщи, с немногими людми, с того боя ушли и прибегши в Черкасской, сели в осаде; а походное войско Кондратей Афонасьевич со всех рек с казаками пришед под Черкасской и стали на речке Василеве. И они, Лукьян и Ефрем, с своими единомышленники из осады били по походном войске многое число из пушек, и он, Кондратей Афонасьевич, с походным войском со всех рек с казаками не похотя христианской крови пролить и напрасных неповинных душ, вдову и сирот, погубить боем, на Черкасском не били и из ружья не стреляли, только Божиею помощию на острову, которые с ним, Лукьяном, сидели по неволи, казаки многое число добром уговорили и они, казаки, которые сидели и с ним, Лукьяном с товарыщи, убояся Бога для пролития крови христианские и напрасных душ и ево, Лукьяна да Ефрема с товарыщи шесть человек, выдали в руки и походное войско Кондратей Афонасьевич с походным войском с Божиею помощию взошли на остров в добром здравии без бою. И собрався всех рек казаки и все войско Донское воловой (войсковой?) круг и тех неправедных старшин своих: Лукьяна Максимова, Ефрема Петрова, Обросима Савельева, Никиту Алексеева Соломату, Ивана Машлыченка 1), Николая Иванова 2) за их неправду и многое разорение, приговоря войском, казнили их смертью; а остальных старшин: Василья Меншова, Познеева с товарыщи, вместо смерти, послали в верхние городки казачьи с женами и с детьми на вечное житье в ссылку. И управя все желанное, всеми реками атаманы молодцы выбрали войском войсковаго атамана Кондратья Афонасьевича Булавина, а есаулов Рыковской станицы Степана Ананьина, а на острову средней Черкасской станицы Тимофея Соколова, а в верху, из середины Дону, выбрали Когалицкой станицы Кирея Семенова, с Хопра из Добринской станицы Степана Иванова. А старых есаулов и старшин всех переменили и хотели было послать к вам, атаманам молодцам, своего казака, а твоего, Савелей Пахомович, племянника, Антона Ерофеева, с теми-ж торговыми людми, с которыми писма посланы к Хосяну паше и к Сартлану мурзе; и мы о том ныне поопаслись с сим писмом ево, Антона, к вам послать, потому что от неправедных бывших наших старшин кубанцы многие сиры и разорены. А ныне мы, государи наши батюшки, Савелей Пахомович и все атаманы молодцы, обещаемся Богу, что стать нам за благочестие, за дом Пресвятыя Богородицы, и за святые соборные апостольские церкви, и за предание седми вселенских соборов, как они святые на седми вселенских соборах утвердили веру христианскую и во отеческих книгах положили и мы в том друг другу души подавали и кресту святое евангелие целовали, чтоб нам всем стоять в соединении и умирать друг за друга.


2. К старшинам кубанских казаков 1).
Господи Иисусе Христе, Сыне Боже, помилуй нас. Аминь.
Да милости-ж у вас, наших батюшек, государей атаманов молодцов, у Савелья Пахомовича и у всех, что есть, войсковой наш атаман Кондратей Афонасьев и всем войском донским слезно просим. Да я-ж, Кондратей Афонасьев, поимянно милости вашей пишу Савелью Пахомовичу, Федору Васильевичу, с Донца Луганской станицы Мирону Никитичу, да брату ево, Сидору Никитичу, да Луганской же станицы Сидору Зиновьевичу, да Трех-избянской станицы Ивану Остафьевичу, Горбун прозвище, да Митякинской станицы Карпу Ертеаристу и всем, что есть атаманам молодцам слезно милости прошу и челом бью, пожалуйте, который-нибудь, хотя Мирон или Сидор, или Афонасей, приедте ко мне на слово. Я же, Антон Ерофеев, тебе, дядюшка Савелей Пахомович, и сыну твоему Гарасиму Иванову и Гавриле и всему дому твоему, слезно милости прошу и челом бью; а я, государь дядюшка, по се писание дал Господь Бог жив, и впредь уповаю на всещедраго Бога своего и прочим моим приятелем Савостьяну Васильевичу, Мартыну Роздорскому и Евментьевым детем и Панфиловым детем, Максиму Кривому с детьми Кобылскии станицы. И чтоб тебе, Максим, прислать ко мне котораго нибудь сына своего, и всем приятелем, с которыми мы зиму зимовали и нужду терпели, в вчинах челобитье и поклон до земли. К Савелью Пахомовичу шурин твой Дмитрей Игнатьев и Андрей милости прося и челом бьет; а ныне я живу на Медведице, в Черногонской станице, а прошу у тебя и молю животворящим Богом, чтоб тебе, буде возможно, самому приехать, а буде невозможно и ты пришли сына своего, а моего племянника, а им худа никакова у нас по крестному целованию, по святей непорочной евангельской заповеди Господни, еже ей вправду, никакой вреды им не учинится и о том нашим душам верьте, только милости вашей мы желаем, что вам с нами о всяких душевных, искренних делех договориться и о всем пересоветовать. А если у кого товары какие и вы возите к нам, войску, для продажи неопасно. А ныне у нас войска со всех рек, с Дону, с Донца, с Хопра, с Бузулука, с Медведицы и со всех заполных речек на острову изо всякой станицы старшин людей, кроме молодых, которые втретчине (в Туречине?). И по сему писму будем вашу милость ожидать к себе и вам бы пожаловать приехать к нам, в Черкасской, непомешкав с теми вместе как посланы будут из Ачюева от Хосяина паши и от Сартлана мурзы с писмами татары. А ныне на реке у нас казаков в едином согласии тысяч со сто и больше; а наперед что будет, про то Бог весть, потому что много русские люди бегут к нам на Дон денно и нощно с женами и с детьми от изгоны царя нашего и от неправедных судей, потому что они веру христианскую у нас отнимают. А если наш царь на нас с гневом поступит, и то будет турской царь владеть Азовом и Троицким городами; а ныне мы в Азов и в Троицкой с Руси никаких припасов не пропущаем, покамест с нами азовской и троицкой воевода в согласии к нам придет. А мы к городам не приступаем и христианской крови проливать не станем; а к нему, государю, мы войском от себя пишем писма, а сами к нему, не едим. А если царь нам не станет жаловать, как жаловал отцов наших и дедов и прадедов, или станет нам на реке какое утеснение чинить и мы войском от него отложимся и будем милости просить у Выщняго Творца нашего Владыки, также и у турскаго царя, чтоб турский царь нас от себя не отринул; и потому мы от своего государя отложимся, что нашу веру христианскую в Московском царстве перевел, а у нас ныне отнимает бороды и усы, также и тайные уды у жен и у детей насильно, бреют. Да тебе же, Савелей Пахомович, против сего писма, согласясь с ачюевским Хосяном нашею и кубанским владельцом Сартланом и с иными большими мурзами, учинить между собою совет и сиe писмо им, Хосяну паше и Сартлану мурзе, со всеми мурзами, при них прочесть и всякия слова знать в подлинно. А буде у вас, Савелей Пахомович, из нашей стороны какие люди московские или украинские из Азова или Троицкаго, или откуда нибудь pyccкие люди при вас будут и вам бы пожаловать про се писмо отнюдь им не явить и не сказывать, только ведайте ваша милость про себя с Хосяном нашею да с Сартланом мурзою и с иными многими мурзами, и буде милости вашей сиe писмо угодно будет, и вы извольте, буде можно, списав с сего писма список, оставьте у себя в Ачюеве, а подлинное наше cиe писмо пошлите к своему салтану в Царьград.
По сем писании войсковой атаман Кондратей Афонасьев и все войско донское у тебя, турскаго салтана, милости прося и челом бью. А нашему государю в мирном состоянии отнюдь не верь, потому что он многия земли разорил за мирным состоянием и ныне разоряют, также и на твое величество и на царство готовит корабли и каторги и иные многие воинские суды и всякой воинской снаряд готовит.
По сем писании мало пишем и наипаки челом бьем.
A cиe писмо послано из Черкасскаго, майя ... (27) ... (1708) года.

3 и 4. Ачюевскому владетелю Хосяну паше, и кубанския орды владетелю
Сартлану мурзе и всем кубанским мурзам 1).
От донских атаманов молодцов, от Кондратья Афонасьевича Булавина и ото всего великаго войска донскаго, ачюевскому владетелю Хосяну паше поздравление в нынешнем ..... (1708) году, мая в день. Ведомом войском донским вам чиним: собрався мы, войском донским, казаки с Дону, из севернаго Донца, с Хопра, Бузулуку и с Медведицы, и со всех заполных рек, также Днепра из-за порогов казаки, пришли под Черкасской для того: приговорили мы войском, чтоб переменить на острову в Черкасском прежде бывших своих войсковаго атамана и Лукьяна Максимова и старших за их неправду и всякое на нас разоренье, потому что они, старшины, нам и вам многое разорение неправды чинили и за мирным состоянием юртовых своих калмык и казаков, без ведома нашего войсковаго, под ваши жилища посылали и ясырь у вас также и конные табуны к себе брали. И мы, войском, за такое их разоренье и неправду войсковаго атамана, Лукьяна Максимова с товарищи шесть человек, казнили смертью. А ныне у нас, войска, в Черкасском, все дал Бог по прежнему в состоянии, смирно. А с вами мы, войском донским, хотим жить по прежнему в дружелюбии и в мирном состоянии. А буде вы с нами, войском, хотите жить в дружелюбии по прежнему и вы к нам, войску, знатных своих старшин от себя с писмами для договору и мирнаго между (меж. дву) 1) юртов крепкаго состояния и разделки пришлити, и ни в чем не опасайтеся, и душам нашим и сему писму верте. А вы на нас, войска, не подивите, что с сим писмом своих казаков никово к вам не послали, для того, что за умножением своих неправедных старшин, заводящих ссор между вами и нами, послать поопаслись и послали мы войском cиe писмо к вам в Ачюев с вашими людьми и своим казаком Василием Борисовым. И вы с нами, войском, живите по прежнему в дружелюбии и в мирном состоянии, из своей стороны всяких людей с товары и со всякими промыслами к нам, войску, присылайте безопасно; а у нас, войска, вашим торговым людем никакова озлобления не будет, и будут они у нас торговать по прежнему; а мы, войском, в вашу сторону своих казаков будем посылать для всяких промыслов також. А что которые люди побраны за мирным состоянием наши казаки к вам, а ваши—к нам в ясырство, и мы, войском, с вами меж себя в том ясыре розмену и всякой договор о всяких делах чинить будем. А если вы похотите, за многие к нам и к вам, от калмык обиды и многое разорение на них идтить войною и вы с нами, войском, согласясь за едино, в поход за Волгу пойдем и о том к нам, войску, отпишите ведомость вскоре.


II.
Письма маиора кн. В.В. Долгорукова к князю А. Д. Меншикову.
1) Светлейший княже, мой премилостивый государь. Доношу вашей светлости: поехал я с Москвы майя (6-го) числа; на Воронеж приехал во .... (12) числе и, приехав на Воронеж, приказал господину Колычеву, чтоб велел изготовить подводы под солдатской Рыкманов полк и под драгунской шквадрон и полковые припасы и под провиянт и подводы, государь, из уезду на Воронеж по се число не пригнаты; также, государь, которые полки определены со мною с Москвы и из Вязьмы ко мне еще не бывали и я, государь, послал к ним указ на Елец, чтобы они с Ельца прямо шли в Острогожск. Я с Воронежа в скорых числех пойду в Острогожск, а из Острогожска к соединению с господином бригадиром Шидловским, с господином Гагариным и с другими полками, которые со мною определены царскаго величества указом, и на Воронеж, государь, не мешкал бы я ни часу: замедление мое в подводах, подняться не начем; а естьли подводы на сих днях не пригонят и я их дожидаться не буду, пойду в Острогожск, а со мною господин Бахметев с царедворцы да драгунской шквадрон, а Рыкманов полк отправлю водою до Коротояка, а лошадей велю пригнать в Острогожск. Сего государь майя в ..... (14) день, послал я с Воронежа в партию до Бетюка капитана Хотяинцова, а с ним драгун р (100) человек, да станишников ..... (40) человек и сего, государь, числа получил я от него, капитана, письмо; в письме пишет: сего де майя ...... (15-го) числа наехал он, капитан, на речке Икорце трех человек жителей села Курлака, которыя посылаются для разъезду, и наехали-де на них посланные от Кондрашки Булавина человек с ...... (20) и отдали им от него письма и велели те письма отвезть на Воронеж, к Степану Бахметеву письмо, да письмо от заставнаго атамана Агея Иванова; и я, государь, тое отписку и письма сегож числа послал до царскаго величества, а к вашей светлости с той отписки и с писем послал списки. При сем, остаюсь вашего свйтлейшества всегдашним слугою, маеор Долгорукой.
С Воронежа маия в ..... день (1708 года).

2) 1) А хотя которые и пристали, да будут приноситъ повинные, чтобы мне с ними обходиться ласково и я, государь, до письма до царскаго величества на Дон в Черкасской и во все городки послал отъ себя увещательные письма и писал к ним, чтоб они надеялись на милосердие царскаго величества, чтобы прислали челобитную с покорением вин своих и из старшин и из казаков старых до царскаго величества прислали просить об отпущении вин и в том бы не имели опасения и потому, чтоб они ответствовали мне на те мои письма, и жду, государь в скорых числех от них отповеди, и кой час получу от них отповедь, того часу до вашего сиятельства писать буду. Прошу, премилостивой мой государь, не оставь меня в милости своей, так же прошу, чтоб я уведомлен был о здравии твоем, государя моево. Доношу, государь, вашему сиятельству, царедворцев по се число запилось всего четыре человека. При сем остаюсь вашего светлейшества всегдашним слугою маеор Долгоруков.
Из Острогожска, маия в ..... (17) день 1708 г.

3) Римскаго и российскаго государств светлейший князь, его царскаго величества главнейший над кавалериею генерал и кавалер, мой же премилостивейший особливый патрон, государь Александр Данилович! Доношу вашей светлости, июня 27 числа, пришли мы к Черкасскому и атаман Илья Зерщиков, вышед с острова, в винах своих просили у государя милости, и самых заводчиков к воровству двадцать шесть человек отдали, а потом привели их атамана и казаков ко кресту, чтобы им впредь не изменять.
Только в них как первые, так и последние сплошь все воры, разве впредь что доброе в них будет.
Некрасов вор из-под Царицына еще не... нулся и та своеволя вся с ним в сбор..., также и донских и верхних городков многие воры к нему хотят итти.
Обачеж надеятись на милость Божию же... По нынешнему учиненному черкасскому делу, оные воры могут исчезнуть вскоре.
Того ради в Черкасском строгости к ним не оказано, кроме тех воров, которых они сами отдали, все прикрыты великаго государя милостию, чтоб верхних воров к рукам прибрать.
А оставя от инфантерии доброй презыдиум в Черкасском (хоча только донцы зело противны) и пойдем по Дону вверх против вышеписаннаго воровскаго...............1).

III.
Повинная казаков Сухаревской станицы.
Его царскаго пресветлаго величества князю нашему, князю Василию Володимеровичу Долгорукому, Сухаревския станицы станичные молодцы и атаман Иван Наумов и со всею убогою своею станицею до лица земли челом бьем. Милости у тебя, государя, мы станицею и многогрешныя просим, что о своих головах. Писал ты, государь, к нам грамоту, а в грамоте той написаны милостивыя к нам слова, чтоб нам к нему, великому государю, о своей вине принесть повинную, и мы тое грамоту послали в низ по Донцу во все свои казачьи городки. А мы ему, великому государю, служить по прежнему верно ради. Да ведомо тебе, государю, о сем буди, что шел с низу Донца Сережка Безпалой со многим собранием и везде прельщал своим озарничеством нашу братью казаков, многих бил на смерть и в воду сажал и вешал, и животы наши грабил и неволею нас к себе подворочал; и от такого его озарничества, мы, убогие, боясь их, слушали и брал нас с собою в войско неволею, и ты пожалуй, государь князь Василий Володимерович, для ангела своего.......... в вине нашей помилосердствуй над нами и о том ....
..............(конец, полстрочкн, истлел).
(Письмо это, как надо полагать, писано 15-го июля 1708 г.).
IV.
Просьба походных юртовых донских калмыков об отпуске их из Польши в Черкасск.
Светлейший князь, милостивейший государь, государь всепокорнейши Александра Данилович. Бьют челом сироты ваши войска донскаго походнаго юртовые донские калмыки города Черкасскова, которые на службе великова государя в Польше. А вышли из Черкасскова города .... (1707) году и служим великому государю по нынейшей ..... (1708) год в Польше не выезжаючи, и нам ведомо учинилось, которые калмыки кочуют за Волгою, и они забрали на Дону наших жен и детей в полон и домы наши разорили и что было пожитков, то все забрали, и мы о том просим вашего светлейшаго и милостивейшаго указу, чтоб нас, сирот своих, отпустить домой на Дон и отыскать бы нам у тех (калмыков) жен своих и детей, хотя на окуп выкупить и чтоб они, калмыки, не запродали наших жен и детей в дальныя страны. Светлейший и милостивейший князь государь! смилуйся над нами, сиротами своими, и не дай в конец разориться, а мы, сироты ваши, и впредь ему, великому государю, рады служить и всегда готовы будем. Смилуйся, пожалуй!

V.
Письмо царевича Алексея Петровича к князю Меншикову.
(Собственноручное): Светлейший князь. Получили мы здес ведомость, что вор Булавин застрелился сам, и войско ево от наших разбито, и с сим присланно куриер послан к Гдрю, и ссею викториею вашей светлости поздравляю Алексей из Преображенского, юля (число истлело) 1708 г.

Источник: http://memoirs.ru/texts/BulavB_RS70_2.htm
Категория: Казачество | Добавил: horunzhij (21.09.2011) | Автор: horunzhij
Просмотров: 643 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]